Как Фестиваль ECOCUP покорял московские парки

Евгения Кузнецова, которая контролировала, чтобы все режиссеры попали на показы своих фильмов на все площадки, написала смешной отчет о показах на Особо Охраняемых Территориях.

В парках — Кузьминском и Битцевском, — мы проводили показы в первый раз. Но нам так понравилось, что мы надеемся, не в последний!

О метаниях вечных, или как Фестиваль ECOCUP покорял московские парки

Итальянскому режиссеру-документалисту Сальваторе Манцоне во время его первого визита в Москву удалось познать третий Рим с очень неожиданной стороны. Представьте: не успел прекрасный итальянец приземлиться и выпить чашку кофе с командой ЭкочЧашки, как ему объявили: «Дорогой Сальво, мы решили, что твой фильм («Путешествие банановой кожуры») начнет покорять столицу с Кузьминок». С Кузьминок, обрадовался Манцоне, а что это? «Это парк на юго-востоке Москвы», — ответили мы. Да, снова обрадовался Манцоне, это здорово. А когда я увижу Кремль? «Потом, — ответила команда Экочашки. – И ты особо не расслабляйся, потому что нас еще ждет Битцевский лес, тоже парк, но уже на самом юге, и Сокольники, на севере». Сальво согласился, хотя и переживал немного, что из-за плотности своего московского расписания не успеет познать русский колорит.

3SalvoКак выяснилось, волновался наш друг совершенно напрасно. Мало того, что нам с ним удалось прогуляться по красивейшему заснеженному (что уже экзотика в эти дни в Москве) парку, к нашей поездке решили присоединиться другие любители экстрима из числа гостей Экочашки – немецкий режиссер Макс Мюнх, греки Фотини и Спиридон Патросы и наша австрийская подруга – любительница советского кино Анна Ладиниг. Взявшись за руки и напевая, под руководством Макса, песню «Врагу не сдается наш гордый варяг», мы ворвались в уютнейший экоцентр Кузьминки. «Oh, Russian izbushka», — сразу оценили заморские гости прелести «Кузьминок». Надо ли рассказывать о том, как они поменялись в лице, зайдя в центр и обнаружив там поджидающий нас кипящий самовар, вкуснейшее печение и собранный с местной пасеки мед?

4SalvoВ экоцентре полным ходом шел показ «Путешествия банановой кожуры». Как и ожидалось, зрители страшно сопереживали главной героине фильма – обаятельнейшей 80-летней Эми, борцу за правильную утилизацию мусора. Немного удивляло другое: нашим зрителям было, в среднем, от 8 до 11 лет.

«Будут ли они задавать вопросы?» — волновалась я. Как выяснилось, совершенно напрасно. Не только прекрасный Сальво Манцоне, но и другие наши иностранные гости были буквально закиданы экологическими вопросами самого разного толка. «А как нам утилизировать бумагу? А пластик? А сами вы занимаетесь раздельным сбором мусора?» — перебивая друг друга, спрашивали юные зрители. Мои услуги переводчика в какой-то момент совершенно перестали быть нужны: режиссеры и аудитория начали понимать друг друга почти без перевода, на одних эмоциях. «Я и не думал, что в России ребята так интересуются экологией! Совсем не ожидал, что они будут задавать такие умные вопросы», — признался мне потом Сальваторе.

2SalvoНе могу не упомянуть также мастер-класс по изготовлению украшений из переработанных материалов, который по просьбе девочек (и некоторых мальчиков) после показа провела наша мастерица на все руки и ювелир Фотини Патрос, и прогулку по Кузьминкам, любезно организованную для нас командой экоцентра. Наши гости с небывалым энтузиазмом скупили половину местной медовой лавки, восхищаясь prianikami и kozinakami, а потом придались настоящим русским развлечениям – прогулкам по замерзшему озеру. Тут отличился Сальваторе: он радостно скатился со снежной горки, вместо ледянки использовав неведомо откуда взятый им пакет. «Пакет-то пластиковый», — укорили мы борца с мусором. «Ничего, я ж его только для катания использую», — оправдывался Сальво.

5SalvoСледующее увлекательное путешествие случилось с нами уже на следующий день: прихватив Сальво, а также наших швейцарских гостей Фариду Пачу и Лутца Коннермана, мы отправились в Битцевский лес. «А как же Кремль?» — грустно спрашивал Манцоне. «Зачем тебе Кремль, это намного интереснее», — ответствовали мы.

Конечно, сравниться с центром старой Москвы мало что может, но поездка в Битцу, безусловно, того стоила, как признали потом все наши гости. Местный экоцентр с удовольствием провел для нас экскурсию по парку, в ходе которой мы узнали, как считать возраст хвойных деревьев (это секретный способ, но при личном обращении мы готовы им поделиться). «Надо же, как интересно, а я и не знал», — приговаривал знаменитый швейцарский продюсер Лутц Коннерман, слушая объяснения экскурсовода. Потом у нас начался второй показ «Путешествия». Аудитория снова подобралась юная: около 20 детей с родителями и педагогами. Лента захватила юных зрителей: как и в Кузьминках, они очень внимательно следили за трагедией итальянского острова Стромболи, погибающего под горами мусора, и за подвигами мужественной Эми. «Интересно, будут ли повторяться вопросы?», — тем временем размышляла я.

6SalvoКуда там. Я не успевала переводить все новые и новые, самые неожиданные вопросы и предложения, которыми так и сыпали собравшиеся. Многие из них заставляли даже наших гостей – матерых экологов – почесать в затылке. «А становится ли качество стекла хуже после переработки? А сколько раз можно перерабатывать бумагу? А как обстоит дело со сбором мусора в Европе?» — спрашивали дети, родители и педагоги. Потом мы с Сальваторе обсуждали результаты тогдашней дискуссии и пришли к выводу, что нашим фаворитом стала юная леди лет пяти, крайне озабоченная переработкой отходов и неорганического мусора. «Сальво, а как перерабатывать бумажки от мороженого? А накладные ногти? А жвачку?» — вопрошала она.

Кому-то эти вопросы могут показаться забавными, но Манцоне объяснил: ничего смешного в проблеме переработки бубльгума, к примеру, нет. «Брошенная вами жвачка будет разлагаться тысячелетия, потому что сделана почти целиком из пластика, — объяснил он аудитории. – А теперь представьте, сколько жвачки скапливается на улицах по всему миру». Что и говорить: шутки шутками, но детские вопросы в ходе наших обсуждений неоднократно вскрывали самые серьезные темы, до которых взрослые не успевали додуматься.

Сальво остался очень доволен нашими путешествиями. «Я теперь могу сказать, что видел самое лучшее в России – любопытных маленьких экологов», — гордо сообщил он мне по дороге в отель. «А как же Кремль?» — спросила я. «А, — беспечно махнул рукой Манцоне, — успеется».

P. S. Если вам интересно, до центра Москвы Сальваторе Манцоне все-таки добрался, и даже получил персонального гида. Но это уже совсем другая история.