Конкурс

Фестиваль ECOCUP объявляет конкурс рецензий на фильмы, показанные с 15 по 25 апреля в программе «Большая экочашка 2021».

15 документальных картин полного метра и 2 программы короткометражного кино можно посмотреть

в онлайн-кинотеатре COOL PLAY https://www.coolconnections.ru/

Для участия необходимо:

  • Написать рецензию на любой фильм фестиваля
  • Выложить ее до 5 мая в соцсети (vk, facebook, instagram, телеграм-канал) с хэштегом #ecocup2021
  • Прислать ссылку на пост на электронную почту berlin.in.moscow@gmail.com с темой письма «Конкурс кинорецензий». Рабочий язык конкурса – русский.

Критерии оценивания:

  • содержание
  • литературный стиль
  • художественный стиль
  • самостоятельность в анализе
  • оригинальность
  • грамотность

В ЖЮРИ КОНКУРСА ВХОДЯТ:

Ксения Гапченко, документалистка, креативная продюсерка, кураторка кинопрограмм

Ангелина Давыдова, экологический журналист

Александр Титов, главный редактор «+1»

Ира Марголина, киновед, кинокритик, историк кино.
Автор статей в журналах «Сеанс», «НЛО», «Киноведческие записки», а также интернет-издании The Blueprint

Авторы лучших кинорецензий получат подарки от партнеров конкурса!

Победители конкурса!

1 Место — Анастасия Гончарова

С 15 по 21 апреля в онлайн формате на платформе Cool Play (от CoolConnections) проходил международный фестиваль «зеленого» документального кино ECOCUP или «Большая экочашка 2021». В рамках фестиваля был показан фильм швейцарского режиссера Габриеля Техедора о Магнитогорске и его жителях «Комбинат» (2020).
В центре сюжета – несколько семей, связанных с Магнитогорским металлургическим комбинатом (ММК). Хотя по тому, как режиссер показывает комбинат, может сложиться стойкое ощущение, что он и есть главный персонаж. Фильм начинается с общих планов территории ММК, он как спрут занимает все пространство кадра. Людей же сразу и не различишь, слишком незначительным кажется их существование на фоне этой махины. Режиссер сразу расставляет акценты, это не место дает людям заработок и обеспечивает их потребности, это люди трудятся на благо «железного монстра», почти как рабочие из машинных цехов в «Метрополисе» (1927) Фрица Ланга.
Сильное влияние комбината на жизнь вокруг трудно недооценить. Несмотря на то, что кино это неигровое, режиссер уходит от сухого закадрового голоса, рассказывающего об экологических проблемах района. Он наполняет этими темами разговоры простых семей. Так зритель узнает о том, что вода раньше была настолько чистая, что ее можно было пить, а рыбу из реки можно было употреблять в пищу. Сейчас же экологи отмечают, что вода из заводского пруда опасна для горожан, а употребление в пищу пойманной рыбы попросту вредно для здоровья. Еще один результат загрязнений – появление детей с особенностями развития, таких как дочь одного из персонажей, Жени.
При этом вопросы экологии не возведены в абсолют. Основу фильма все равно составляют проблемы житейские. Тут и конфликт поколений (вопросы политики и развития), и непринятие изменений, и отсутствие поддержки со стороны семьи и друзей, и страх озвучивания своей позиции. Очень по-русски выглядит сцена, в которой жена Жени говорит о желании переехать жить в другой город ради лечения дочери. Решение это, казалось бы, их общее, но Женя сидит, опустив глаза, мол ну что с этой бабы возьмешь.
С первых кадров создается ощущение схожести картины Техедора с коротким метром Лены Влади «Сера» (2020), победившем на Кинотавре в прошлом году. И пусть дело происходит в разных городах (в «Сере» показан Норильск), и «Комбинат» лишен тревожного ожидания триллера, но страх и ощущение беспомощности перед системой объединяют. Именно поэтому персонажей «Комбината» окружает так много религиозных символов (иконы, кресты). Ведь на что еще остается уповать русскому человеку?

2 Место — Евгений Аниськов

«Тайная жизнь деревьев», или как анимизм развивает экотревожность.

В пятницу на фестивале экологического кино Ecocup в Третьяковке я посмотреть фильм «Тайная жизнь деревьев», который рассказывает о немецком леснике Питере Воллибене.

На родине Питер стал звездой, выпустив книгу, по которой потом и сняли фильм. Питер Воллибен когда-то работал лесником в государственной структуре, но не смог смириться с тем, что не может никак повлиять на безжалостную рубку леса, поэтому уволился и стал, так сказать, вольным лесником.

Сначала он разъезжал по городам Германии с лекциями и рассказами о деревьях, как они влияют на нас, а мы на них, а потом все же согласился написать книгу. Позднее появился фильм, по сути биография Питера Воллибене. В этой картине он имеет статус рок-звезды: радиоэфиры, телевизионные передачи, встречи с читателями и автограф-сессии.

Весь смысл фильма можно уложить в одно предложение — деревья — это те же люди. Они социальны, чувствуют боль и имеют слух. Это, пожалуй, самая главная и не такая уж тривиальная мысль.

На протяжении всего фильма социальность деревьев проходит красной линией. Скажу честно, мне не нравится, когда биохимические естественные процессы растений называют социальными. Социум — это общество, это то, что всегда подвержено изменению. Политология, антропология и другие социальные науки всегда изучают движение, неважно, в какую сторону. Биология изучает или открывает закон, то есть константу.

Как только в фильме прозвучало про сравнение человека и дерева, у меня возник вопрос — зачем заниматься анимизмом, то есть очеловечивать природу? По ходу фильма эта тема всплыла, на мой вопрос ответил сам Питер Воллибен. Наверное, не я один этим интересуюсь. Но ответ меня не удовлетворил.

Воллибена обвиняют в ненаучном подходе, когда тот придает деревьям черты, присущие человеку. Он оправдывает это тем, что так легче объяснить «тайную жизнь деревьев». Но меня волнует другое. Не ведет ли анимизм — древний культ, предполагающий наличие души у природы — не только к знанию, но и к проблеме восприятия действительности?

Веганы, чтобы добиться своих целей, наделяют животных практически сверхразумом, рассчитывая вызвать в человеке чувство стыда. Я бы вовсе отнес это к манипуляции. Так и Питер Воллибен прибегает к подобному методу, который я назову эвристикой стыда (наподобие эвристики страха Ганса Йонаса).

Так как моральный разум не универсален, сложно найти единое для всех основание, по которому люди сверяли бы свои действия (в данном случае рубить или не рубить дерево). Эвристика стыда предполагает моральное основание для каждого человека — стыд. Он-то и должен привести всех к общему знаменателю — аморально убивать себе подобных. Сейчас многие экологические проблемы предлагают воспринимать как раз на чувственном уровне.

Хорошо ли это? Экоактивисты скажут конечно, ведь это спасает леса и животных. Возможно. Но это ведет к новому понятию «экотревожность». Я вижу, как мои знакомые, принимая близко к сердцу китовые тюрьмы или вырубку леса, впадают в апатию от того, что они ничего не смогли предпринять. Им становится совестно за то, что они не смогли спасти жизнь дерева.

Подобные манипуляции Питера Воллибена с очеловечиванием природы выходят за рамки познания природы и переходят в область психологический нарушений познающего. Надо ли нам это? Я предлагаю бороться с экотревожностью методом, противоположным эвристике стыда. Воспринимайте не на чувственном уровне ситуацию, а на логическом. То есть свалки плохи, не потому что ежики умирают, тогда вам их будет жалко, а потому что закон природы таков, что для экосистемы не существует понятия мусора.

3 Место — Матвей Честнов

Человек и Дерево. 2019. Документальное кино о том, что уроки экологии всё-таки нужно слушать в школе.
43-минутное видео-эссе чем-то похоже на притчу о человеке, который 33 года получал от Природы всё и ничего не отдавал, но настал момент, когда Человек услышал шепот Листвы, который кричал ему, что нужно что-то менять в своём отношении к окружающему миру – Планете, — иначе будет поздно.
Забавный факт. В Загребе не так просто получить разрешение на правомерную посадку деревьев и не только. По всей Европе действую законы, которые запрещают своевольное озеленение общественных территорий. То есть, главный герой документалки, практически рецидивист-озеленитель, который под покровом ночи, уже на протяжении 40 лет, по ночам, занимается незаконным озеленением Загреба и близлежащих территорий. В фильме его называют «зелёный партизан».
По сути, «зеленый партизан» отождествляет человека и дерево. Для него забота о деревьях – это тоже самое, что забота ребёнке. Он его выращивает на протяжении года, а как только последний окрепнет – уверенно держится корнями за почву, — то он его отпускает в самостоятельное путешествие длинною в несколько сотен лет. Если повезёт. Тут можно вставить мем про березы, которые боятся людей, собирающих берёзовый сок и радуются Безрукову, который поёт и обнимает их.
В чем же смысл фильма, что природу нужно любить и после просмотра не бежать сломя голову и сажать деревья, кустарники и цветы направо и налево. Основой служит простое и забытое правило баланса: если что-то забрали из окружающего мира, то необходимо заполнить эту пустоту, но таким же живым, а не очередной дорожкой для прогулок или роскошным фонтаном, которые будут радовать людей в определенные времена года. Ведь что станет с миром, когда исчезнет всё «зелёное». Правильно, мы тоже исчезнем и никакие другие межпланетные путешествия и экспедиции нас уже не спасут.
P.S. как пела группа Сплин: Человек, который проглотил дерево, превращается в дерево, проглотившее человека.

ПАРТНЁРЫ КОНКУРСА